Письмо дочке из 4-х лет в 14

Хорошие мысли и светлые идеи мою голову посещают в общественном транспорте. Сидишь тихо возле окна расслабленно, не нужно ничем управлять и не нужно ничего контролировать. Спокойно двигаешься в общем потоке, огибая линии Васильевского острова. И мысли вместе с тобой вливаются в этот поток и волнами приносят с собой новые идеи для статей, и необычные заголовки для будущих книг.
Недобрые думы мысли опускаются на мою подушечку перед сновидением. Именно в эти моменты все домочадцы уже спят. Очень тихо. Лишь колеса редко проезжающих машин иногда скребут заснеженный асфальт. Нервно мигает оранжевая лампочка снегоуборочной техники, отражаясь многочисленными бликами на белоснежных обоях спальни.
И вот в эту ночь меня одолевает страх, о том, что моя четырехлетняя дочка так стремительно взрослеет. Забавно? Испытывали такое? Буквально вчера это был все на всего небольшой комочек, который сейчас уже горячо интересуется балетом, старается тянуть ногу, заучивает позиции, увлеченно может пересказать либретто «Лебединое озеро». Только это все добрая сторона. Я напуган недоброй стороной.
Я сейчас буду писать ей письмо. Сберечь и прочесть только спустя в точности десять лет. Пока я ещё помню себя в 12, в 13, в 14.
«Приветствую тебя, милая. Хочу надеяться, что у тебя получится найти в твоем расписании пять минуть и ты прочитаешь мои слова»

Сказать по правде, не представляю, как начать. От чего-то мне представляется как будто на данный момент я и ты находимся по разным комнатам и обижаемся друг на друга из-за какого-то незначительного повода. В свои сорок пять лет я скажу о том, что ты ошибаешься, а ты, шагающая вместе со временем, будешь твердить мне, что это я ничего не понимающая. Я права? Ну хорошо, если я права. Это говорит о том, что все происходит так как надо))) Скажи, от смайликов ты теперь тоже начинаешь раздражаться? Надо же. Договорились. Постараюсь быть более серьезной.
Честно говоря, на тот случай если я забыла, то хочу припомнить себе и тебе. В твои четыре года, я приняла решение, что спустя восемь-десять лет нам вместе нужно будет записаться на обучение визажистов. Вот не могу я нанести макияж, но желаю тебе этому научиться. Моя мать меня этому не стала учить и мне конечно было жаль.
Я бы хотела задать своей матери много вопросов. Какое бы количество раз не посещай тренинг «Простим своих мам» или «Помиримся с родителями», глубоко в душе обида все же продолжает оставаться. Нет. Не скажу что-то в действиях моей матери было что-то криминальное. Просто именно в те моменты, когда я нуждалась в ней, она предпочла отойти от меня, умыть руки от моих проблем и возникающих вопросов. Она просто отошла от меня, умыла руки от моих вопросов и проблем тогда, когда была нужна мне больше всего. Тогда мне было двенадцать лет. Это мне понятно. Она испытывала боль и страх при виде того, какой я взрослела. Взрослела я в девяностые. В эти годы алкоголь, сигареты можно было купить в расположенных недалеко от школы ларьках.
Мне страшно. Страшно так же пропустить эти моменты. Страшно передавить на тебя, или иначе, быть мягкой и слабой. Я хотела бы дать тебе знать – я всегда рядом. Если тебе больно, если ты испытываешь страх, и если вокруг все рушится, разгромлено, если ты проиграла и оказалась в самом низу.
Разделить все с подружками – важный момент. И, возможно, я испытываю ревность к твои Кате и Соне. Безусловно. Ведь это свойственно для живого человека. Да и вдобавок жутко ревнивая. Однако какие-то истории ты могла бы рассказывать и мне. Допустим, как Софья приобрела для себя смешную блузку, или списывающей у тебя арифметику Кате, и тебе это уже наскучило.
Не могу сказать, для кого это необходимо, чтобы я и ты беседовали. Но я уверена – это необходимо для меня. Конечно я уверена, что подобные разговоры с моей матерью нужны были, скорее даже были необходимы мне, тогда, когда я была в том же возрасте, что и ты. И я считаю, ты в свои сорок пять – не бойся, это не завершение существования, хоть и я в мои пятнадцать лет считала это концом, аутом, финалом – будешь убеждена, что письмо от меня помогло тебе избежать даже одну, хоть и незначительную, ошибку.
Если ты не готова со мной разговаривать, то я предлагаю хоть один раз в семь дней сочинять подобное письмо. На тот случай, когда тебе наскучит сочинять письма, ты можешь прийти ко мне и поговорить. Прикроюсь подушкой, или как священнослужитель встану за шторку, чтобы ты не смущалась. Или иначе буду слушать в четыре уха и смотреть на тебя глазами кота из Шрека. Выбирай. Что тебе больше нравится.
Я хочу надеется, что ты растёшь открытым, чистым человечком, и поймёшь мои терзания.
С любовью, твоя 33-летняя мама.»

Источник http://www.nashideti.site